Переключиться на мобильную версию

ОМКФ, день первый: бабочка, Кардинале и Жванецкий

В Одессе стартовал Одесский Международный Кинофестиваль. Главный редактор Афиша bigmir)net воспользовалась редкой возможностью смотреть хорошее кино у моря - и рассказывать об этом каждый день.
Поделись

 

Мы очень спешим: у меня идеально накрашен только один глаз, а моя коллега не может выбрать правильные босоножки. Сопровождающие нас юноши подчеркнуто спокойны, хотя им и жарко в пиджаках. Так, глаза накрашены, босоножки выбраны, звоню в такси. «А может вы хотите через полчаса»? – интересуется девушка с одесской непосредственностью. Объясняю, что не хотим. У нас красная дорожка. Я так и говорю – «у нас красная дорожка». «А у меня весь центр стоит, - отвечает девушка. И в ответ на мое «хм» добавляет. – Чего б я вас обманывала? Чтоб вы потом на меня обижались?»

Через какое-то время такси уже под гостиницей, но выйти мы не можем. У одного из парней не надета бабочка. Ищем в интернете какое-нибудь доходчивое how-to, дружно просматриваем его раз семь, и до какого-то этапа все идет хорошо и крутится как надо, но в самый, я так понимаю, ответственный момент бабочка не хочет завязываться, парень сопит, я упрямо пробую снова и снова и обещаю попробовать еще раз в такси.

У Оперного театра толпа, поправляя платья, мы с коллегой выскакиваем из машины и, насколько это возможно на каблуках, бежим, опираясь на руки наших кавалеров. Ведущие громко сообщают, что «на красной дорожке появляются… » - ох, как же тяжело бегать по брусчатке на каблуках - «…Тигипко!», и толпа под Оперным кричит «аааааа!» и аплодирует.

Муза Федерико Феллини Клаудиа Кардинале
Муза Федерико Феллини Клаудиа Кардинале

Мы на месте. Жарко. Вежливые охранники смотрят на бейджи. «Вам не сюда». Находим свое «сюда», заходим, знакомые, шампанское, коньяк, шампанское, «здесь красиво»,  «Где мы сидим? Ого!», садимся у лож-бельэтаж и рассматриваем, кто в чем. Замечаем удивительную девушку в наряде – топ, юбка, шляпа – целиком сделанном из мусорных пакетов. Решаем, что титул «Леди Гага вечера» принадлежит ей по причине отсутствия других соискателей.

Церемония открытия проходит ожидаемо торжествено – Президент ОМКФ Виктория Тигипко говорит короткую и искреннюю речь, за вклад в киноискусство Золотого Дюка вручают Клаудии Кардинале, в этом же зале сидят Питер Гринуэй, Джеральдин Чаплин, ведущая Нонна Гришаева решает спеть, Жванецкий говорит коротко и умно. Смотрим фильм «Реальность», долго решаем, надо ли идти на Ланжероновский спуск и смотреть Феллини. Решаем не идти, потому что вход туда свободный, и «там будут все».

Михаил Жванецкий - за три часа до объятия
Михаил Жванецкий - за три часа до объятия

На приеме в Пале-Рояль тоже все – выступают веселенькие Oi Va Voi, в метре от меня строит кому-то глазки Майкл Мэдсен, мускулистый парень радостно обнимает Петю Листермана, красивая женщина радостно обнимает Халпахчи, и только Александр Ройтбурд стоит один, никто его не обнимает. В какой-то момент вижу, что в моем направлении (в направлении выхода, на самом деле) идет Жванецкий. Жванецкий на меня идет, понимаете? Я не придумала ничего лучше, кроме как ему поклониться. Он это замечает, и уже через секунду я – я! – обнимаю Жванецкого, говорю ему спасибо и интересуюсь, как у него дела. «Дела у меня хорошо, - говорит мне Жванецкий и добавляет. – После выступления всегда лучше, чем до него». Я желаю ему жить сто лет, а потом еще двести, и отпускаю его спать.

В клуб Бернардацци, который все хвалят, и в который вроде как нужно сходить, я идти не могу – иду спать, как Жванецкий. Успеется – тем более завтра там выступит группа Vacuum, та самая, которая I Breathe. Со всеми прощаюсь. Мой друг потерял бабочку – мы ее так и не завязали, кстати.

Аня Довгаль

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь