Переключиться на мобильную версию

Такси Панахи: на перекрестке Правды и Свободы

В прокат вышел новый фильм иранца Джафара Панахи, в котором сам режиссер появляется за рулем тегеранского такси и проезжается по всем неровным местам исламской республики.
Поделись

Будучи, пожалуй, самым известным режиссером-диссидентом в мире, Панахи, несмотря на домашний арест и 20 лет запрета на режиссерскую деятельность,  продолжает регулярно снимать кино, рассылать его контрабандой по мировым фестивалям и собирать призы, прессу и даже зрителей в кинотеатрах - конечно же, за пределами Ирана.

Такси - самый жизнеутверждающий фильм Панахи, снятый за время ареста. Исчерпав тему горьких рефлексий над собственной биографией в первых двух фильмах (Это не фильм в 2011 и Закрытый занавес в 2013), он возвращается на шумные улицы Тегерана, где встречает многих других своих соотечественников на беспокойных перекрестках правды и свободы в стране, где правда и свобода - это, вроде бы, совершенно параллельные дороги.

Джафар Панахи подвозит мужчину неопределенных занятий и школьную учительницу, которые спорят о жестокости и справедливости законов шариата. Доставляет в больницу скорой помощи потерпевшего крушение мотоциклиста, который с перепугу записывает видео-завещание, чтобы его жена получила право унаследовать имущество. Отправляется на сделку с торговцем пиратскими DVD-дисками - главным дилером американских, фестивальных, иранских и других запрещенных в стране фильмов. Забирает из школы бойкую 14-летнюю племянницу, которая поучает дядю-режиссера правилам «прокатного кино» в Иране: нужно избегать жесткого реализма и мужчин в галстуках. Приезжает на встречу с другом детства, мучимого моральной дилеммой - подать ли в суд на ограбивших его соседей, зная что их ждет смертная казнь. Встречает знакомую адвокатессу, которая везет в тюрьму букет роз для своей подзащитной, арестованной за попытку попасть на футбольный матч.

Все герои - друзья, родственники или соседи режиссера, все истории - хоть и  постановочные, но вряд ли выдуманные. Несмотря на то, что Панахи снимает кино под носом у иранских властей и живет под колпаком, его диалог с внешним миром происходит самом что ни на есть актуальном кинематографическим языке - в Такси есть стилистические приемы found footage и mockumentary, а также - старый трюк иранской «новой волны» - «городское роад-муви». Такси снято исподтишка, в салоне недорогого автомобиля, на видеорегистратор и два «сатанинских» айфона (в Иране США до сих пор называют Великим Сатаной, и все что происходит из этой страны считается отмеченным сатанинской печатью). Снимать своих героев-маргиналов в салоне автомобиля придумал старший учитель Джафара Панахи, иранский режиссер Аббас Киаростами. Этот прием прижился в иранском оппозиционном кинематографе, правда обычно за рулем оказываются женщины. На Одесском кинофестивале, где в июле прошла украинская премьера Такси, также был показан фильм молодого иранского режиссера Али Ахмадзаде Атомное сердце, где две молодые продвинутые девушки рассуждают за жизнь в салоне белого джипа, разъезжая по ночным дорогам Тегерана и встречая на своем пути друзей, знакомых, полицейских и пришельцев из параллельных миров. Дело в том, что в Иране, где бензин дешевле воды, а публичные места почти полностью предназначены только для мужчин, излюбленное развлечение для женщин - кататься по городу на машине, сменив четыре неподвижные стены на четыре колеса. Интересно, опальный режиссер, приговоренный к домашнему аресту и запрету на творческую деятельность, в правах и свободах сравнялся с иранскими женщинами, и тут же позаимствовал их способ быть свободными.

Главный багаж Такси - свобода как последовательный внутренний выбор, а не только пафосное боевое знамя. Панахи на примере самого себя и своего окружения демонстрирует, что если человек решится быть свободным, с этим уже ничего не поделать. Наверное, именно поэтому Такси - это первый фильм Панахи, который не просто получил главную награду политически ответственного фестиваля (Золотой Медведь Берлинале), но и, например, выходит в украинский прокат. Наверное, потому же улыбался и пел гимн Украины на объявлении своего приговора режиссер Олег Сенцов, которому сегодня утром, на Венецианском кинофестивале, другой известный иранский режиссер Мохсен Мохмальбаф посвятил свою награду им. Роберта Брессона, которую вручают «за преодоление сложного пути в поисках духовного смысла жизни».

Taxi (2015)
0:00 / 01:50

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь