Переключиться на мобильную версию

ОМКФ, день третий: Курт Кобейн и будни зондеркоманды

Третий день приготовил для нас четыре картины, две из которых без сомнений входят в десятку лучших фильмов Одесского кинофестиваля в этом году.
Поделись

Уже на третий день возникает стойкое чувство, будто Одесский кинофестиваль длится уже неделю. На лицо все признаки – недосып, сбивчивый режим питания и вечная спешка, такое чувство, будто тебе срочно надо куда-то бежать на киносеанс.

И я таки бегу на участника Международного конкурса, фильм режиссеров Рани Аттие и Даниэля Гарсии Е./Н., где Е. – это сокращение от Елена. В ленте их две, обе живут в городе Троя, штат Нью-Йорк. Одной чуть больше тридцати, она успешный перфомансист и художник. Беременная. Вторая – женщина пенсионного возраста, живет с мужем Роем и занимается «воспитанием» куклы в виде младенца. Но после падения неизвестного небесного тела, во всем городе начинают происходить странные события, и жизни обеих Елен меняются. У старшей исчезает муж, поехавший с другом на рыбалку, а младшая и вовсе оказывается не беременной и сама становится жертвой влияния этого странного метеорита.

Елена
0:00 / 01:15

Несмотря на то, что режиссеры хотели по-своему пересказать классическую легенду о Елене Троянской, многое здесь остается мне непонятным. Но визуальное исполнение выглядит очень хорошо, поэтому поставить оценку ниже четверки у меня рука не поднимается.

Ввиду отсутствия нормального завтрака, иду искать его в Буфет, а нахожу там свою прошлогоднюю надпись на стене, сделанную, когда мы с другом спешили на вечерний показ Тусовщицы/Party girl. Сегодня я снова спешу, и, запихивая в себя куски фирменного пирога, я мчусь на Анатолия Матешко и его Плен. Фильм, который одновременно участвует в обеих конкурсных программах.

Плен
0:00 / 02:04

После первых десяти минут половина зрителей на балконе уходит из зала. Да, затея у Матешко не из веселых. Это история о людях, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации. Где-то посреди поля в сарае сидят пленники, которых удерживают вооруженные бандиты. И хотя нам не дают никаких названий и точных определений, зрителю становится понятно, что режиссер проводит аналогии с современными военными событиям в Украине. Почти каждый день  двое в масках убивают своих пленников ради развлечения. Однажды к ним приезжает женщина, которая хочет найти своего сына-музыканта.

Несмотря на всю мою симпатию к современному украинскому кино, неплохим театральным актерам и красивым пейзажам, не думаю, что дело дойдет дальше утешительного приза.

Вижу финальные титры и вздыхаю с облегчением. Чего не скажешь о следующей картине. Но перед этим мы решаем с приятелями поесть здоровой пищи и отправляемся пробовать шпинатный суп в веганское кафе Зелень.

На фильм Сын Шауляя и Саула/Saul fia я решила сходить, как только организаторы ОМКФ объявили о его премьере в программе Фестиваль фестивалей. В этом году в Каннах первая полнометражная работа венгерского режиссера Ласло Немеша взяла Гран-при. Этот приз по своей престижности стоит на втором месте после Золотой пальмовой ветви. Но мой психически устойчивый приятель после каннской премьеры второй раз идти на кинопоказ не решился.

Дело в том, что Немеш предлагает зрителю перенестись на 70 лет назад в Освенцим, где главный герой фильма состоит в зондеркоманде. Это спецотряд в концлагере из заключенных, которым надо убирать, сжигать трупы и утилизировать потом их вещи. Главный герой видит, как в медицинской лаборатории убивают мальчика, и, решив, что это его сын, Шауль пытается похоронить его по-человечески. Все это происходит на фоне массового уничтожения еврейского народа в Аушвице.

Во избежание голливудской красочности при передаче этой непростой темы режиссер решил не показывать крупным планом кровавые подробности трагедии. Вместо этого мы все время находимся за спиной Шауля, защищенные от суровой реальности, и по большей части четко видим только его затылок, а все происходящее вокруг – расплывчато. Но нельзя сказать, что ужаса и шока от этого стало меньше. Воображение само делает свою работу.

После такого фильма сложно разговаривать, все выходят из зала как пришибленные и по большей мере молчат. И только несколько часов спустя мы делимся впечатлениями. А сразу после фильма надо сделать разгрузку мозгам и маленькую загрузку желудку. Быть в Одессе и не съесть фалафель – это кощунство. Я такого допустить не могу, поэтому со своей знакомой из прошлой жизни мы берем в знаменитом ларьке набор из 20 котлеток и овощного ассорти. Мужчина восточной внешности сгребает их в лоток голыми руками и за неимением вилок предлагает нам тоже есть тем же способом. Для дезинфекции приходится запивать еду сухим белым.

Еще одна суперпремьера Одесского кинофестиваля - Курт Кобейн: Чертов монтаж/Kurt Cobain: Montage of Heck, которую мы смотрим в рамках новой секции Music Docs.

Длительность фильма – 2 часа 25 минут. Он документальный, но если вам хоть на треть интересна личность Кобейна так же, как мне, то вы досидите до конца. Это первая картина, снятая при тесном содействии семьи музыканта. Режиссер Бретт Морген готовился к съемкам Чертового монтажа более восьми лет. Он отсмотрел горы пленки, рисунков и прослушал кучу аудиозаписей, сдобрил эту информацию сдержанными, но емкими репликами близких музыканта, чтобы потом по кусочкам собрать его жизнь в один фильм. Звучат любимые песни, и колени невольно начинают подергиваться в такт. Очень сложно уместить в голове гениальность Курта Кобейна и его трагичность, да он и сам не смог этого сделать. Человек-бенгальский огонь, он прожил быструю и яркую, как вспышка, жизнь, которая не могла завершиться хэппи эндом. 

Обязательно схожу на фильм снова, когда он выйдет в украинский прокат.

Перед сном отправляемся на концерт Грин Грей. Музыканты выходят спустя полтора часа после заявленного времени, но, похоже, никого это особо не напрягает. Спустя несколько песен, я уже еду в отель, чтобы послушать несколько песен Nirvana перед сном и поставить жирную точку в этом длинном-длинном дне.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь