Переключиться на мобильную версию

Интерстеллар Нолана: космос как предчувствие

В прокат вышел Интерстеллар­ - грандиозное кино о межзвездных приключениях человечества, которое разделит зрителей всего мира на скептиков и мечтателей. Еще пара причин не пропустить его.
Поделись

Режиссер Кристофер Нолан, главный пророк зрелищного кино больших форм, сделал амбициозный шаг ни много ни мало к возрождению космического оптимизма середины ХХ века, когда первые успехи человека в космосе заставили весь мир поверить в то, что до звезд можно вот-­вот дотянуться рукой.

Пол­века назад, когда Юрий Гагарин уже слетал на земную орбиту, а до лунной дорожки Нила Армстронга оставался год, Стэнли Кубрик снял Космическую Одиссею 2001 о звездной погоне за высшим разумом. К концу ХХ века космическая тема в кинематографе окончательно застряла на орбите чистых фантазий, которые залетели намного дальше, чем настоящие земные космонавты, а голливудские звезды стали заманчивее небесных. Интерстеллар, если и не станет тем фильмом, после которого миллионы маленьких мальчиков снова захотят полететь в космос, то вполне может стать точкой возврата к по-­настоящему научной фантастике, которая предлагает зрителям не просто развлечение, но мечту.

В недалеком будущем злокачественный грибок превращает полезные злаки в пыль, а человеческая цивилизация под угрозой голодомора из техногенной деградирует в аграрную. Ученые из НАСА перешли в засекреченное подполье, где разрабатывают проект Лазарь ­- поиски нового дома для землян в далекой-­далекой галактике, куда можно попасть сквозь червоточину возле Сатурна. Пионеры Лазаря улетели к чужим звездам десять лет назад, и с трех планет новой системы на Землю идут сигналы о том, что там можно выжить. Купер (Мэттью Макконахи) -­ в прошлом пилот-­испытатель НАСА, в настоящем -­ одинокий отец двух детей и невольный хозяин кукурузных плантаций. В книжных полках его 10-­летней дочери Мерфи (Маккензи Фой и Джессика Честейн) завелся полтергейст, чьи знаки приводят Купера на базу НАСА как раз накануне отлета финальной экспедиции проекта. Куперу предстоит стать капитаном последнего космического корабля Земли, оставив детей на обреченной планете и другой оси времени. Мерфи не может смириться с его решением, и между ними образуется связь, которая окажется загадочнее и прочнее любых квантовых струн материи.

Теория относительности, червоточины, черные дыры ­- Кристофер Нолан практически экранизирует работы Стивена Хокинга, сверхмассивной звезды космологии и пророка теоретической физики в популярной культуре, о котором кто-­то сказал, что он продал больше книг о физике, чем Мадонна -­ о сексе. Друг Хокинга, астроном Кип Торн, стал со-­продюсером и научным консультантом Кристофера Нолана, так что в фундаменте сценария, написанного режиссером в соавторстве с братом Джонатоном ­ - современные концепции квантовой физики, той области современной науки, которая обывателю кажется наполовину магией, так далеко заглядывает она всевидящим оком телескопа Хаббла в непроницаемые тайны мироздания. Некоторые посмеиваются, наблюдая как голливудские актеры Мэттью Макконахи и Энн Хэтуэй рассуждают о сингулярности и тессерактах. Но не стоит недооценивать аффект, который возникает от мысли, что происходящее на экране ­- реализм, лишь отчасти магический.

Нолан на полную мощность использует плоды технического прогресса, потерявшего авторитет в выдуманном мире его фильма. Мастерство и возможности современного кинематографа, вместе с саундтреком Ханса Циммера создают один из самых невероятных визуальных воплощений космического путешествия со времен Одиссеи Кубрика. Священная красота межзвездных пространств, торжествующая грация космолетов, ландшафты неизвестных миров ­- Нолан снимает триумф воли своих космических путешественников с олимпийским пафосом Лени Рифеншталь. Только, в отличие от своих идеологических предшественников, он не делает из своих персонажей сверхлюдей, а оставляет им все возможные слабости и пороки, включая банальность.

Интерстеллар имеет чуть ли больше оснований называться Одиссеей, чем космическая опера Стэнли Кубрика. Купер совершает эпическое путешествие за границы человеческого опыта, и ведет его не благородная одержимость первооткрывателя, а желание во что бы то ни стало вернуться домой. Любовь к дочери несет его сквозь пространство и время, в черные дыры и за горизонт событий. Космос для Купера и его команды -­ не просто манящая тайнами terra incognita, а неизбежный этап эволюции, фатум человеческого вида. Вот только во Вселенной Нолана нет ни богов, ни братьев по разуму, ни высших цивилизаций. Одна из идей режиссера ­- любовь как материальная сила Вселенной ­  - только на первый взгляд чудовищно сентиментальна. Главная концептуальная находка Нолана в жанре научной фантастики -­ пронзительное одиночество человечества в бесконечности пространства­времени, которая одновременно обдает холодом и открывает героям Интерстеллара высшую ценность человечности.

0:00 /

Нет смысла отрицать, что между разными отсеками истории Интерстеллара стыковка не всегда герметична -­ там сквозит непомерный оптимизм и пресловутая «американская избранность», проскальзывают резкие клише и подозрительные упрощения. Но несмотря ни на что, Интерстеллару удается преодолеть гравитацию и взлететь к мечтам о ледяных и раскаленных чудесах Вселенной.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь