Переключиться на мобильную версию

ОМКФ, день 5: символизм, военные и скрепки

Уже пятый день Одесского кинофестиваля, а я по-прежнему вижу море только из окна своей гостинице где-то на горизонте в голубой дымке неба.
Поделись

Утро, как обычно начинается с хаотичных сборов. Сеанс на 10 утра, а до Фестивального дворца мне 20 минут добираться. Но чудеса случаются, и за мной неожиданно заезжает друг на машине. Поскольку он не одессит, мы лишние десять минут ездим кругами по тесным улочкам. Еле дыша, вбегаем в зал, и еще 15 минут ждем членов жюри, поскольку собираемся смотреть участника Международного конкурса Поле собак/Field of dogs (2014) польского режиссера Леха Маевского.

Я знала, на что иду, но организм мой к такому кино готов не был, как собственно, и большинство присутствующих в зале. Картина, что называется не для средних умов, а мой, уставший, периодически выключался, и взбодрился только, когда в соседнем ряду женщина всхрапнула.

В центре сюжет молодой мужчина Адам, бывший преподаватель литературы, который идет работать кассиром в супермаркет после автокатастрофы. В ней погибли лучший друг и любимая девушка главного героя. И теперь, когда он засыпает, чтобы убежать от реальности и самого себя, они постоянно ему являются. Единственная отрада – запись Божественной комедии Данте.

В отличие от умных кинокритиков я не ищу скрытых смыслов, зато могу оценить операторскую работу. Даже если брать во внимание компьютерные спецэффекты – вспахивание супермаркета волами, водопад в храме и левитация влюбленных – визуальный ряд достоин похвалы, его запросто можно порезать на отдельные картины.

Поскольку Поле собак задержали, то времени на «выпить кофе» почти не остается, хотя я очень стараюсь.

На фильм Мотивации ноль/Zero motivation (2014) израильского режиссера Тальи Лави я, если честно, идти не сильно хотела. Но как подумала потом, что могла бы не пойти, то сильно обрадовалась, что сердце красавиц склонно к измене.

В своем первом полнометражном фильме Талья рассказывает о жизни женщин в израильской армии на примере трудовых будней в одной из военных баз в пустыне на юге страны. Две подруги Зоар и Даффи работают в занудном канцелярском отделе. Одна – секретарем и почтальоном, вторая – уничтожителем бумаг, да собирает их по офису и скармливает шредеру. Обеим такие занятия не по душе. Даффи мечтает получить перевод в Тель-Авив, а Зоар целыми днями шпилит в Сапер и очень хочет лишиться девственности.

Весь фильм поделен на три небольшие истории, связанные между собой, каждая из которых делает акцент на отдельном персонаже. Зал хохочет от души, потом громко аплодирует, и на выходе я жалею, что на бумажке для голосования наивысшая оценка «5». На кинофестивале Трайбека в Нью-Йорке картина получила два приза. Большая вероятность, что из Одессы Мотивация без награды тоже не уедет.

После кинопоказа я вдруг понимаю, что потеряла программку, и поэтому вот-вот потеряю еще и сознание, поскольку в ней были отмечены все обязательные фильмы. Стремглав несусь на третий этаж кинозала, а потом в кафе, где пила кофе. Минут десять третирую официантку, чтобы та залезла в мусорник или дала мне самой в нем порыться. Потом женщина-администратор с добрыми глазами обещает сама пойти еще раз глянуть. Я в это время рассматриваю столики и замечаю, что на одном из них под салфетницей лежит до боли знакомая книжица с якорьком в уголке, нарисованным моей правой рукой. Так вся площадь узнала, что я нашла свою программку.

Вечером иду на свой страх и риск на Анатомию скрепки/ Yamamori clip koujou no atari (2014) японца Акиры Икеда. А риск в том, что могу не попасть, потому девушки в пресс-центре сообщили о раскупленных билетах еще за несколько дней.

Я знала, что фильм странный, а я такое люблю, поэтому пошла. Главный герой Когуре устраивается работать на фабрику по ручному производству скрепок, где каждый день до последнего гудка работники гнут скрепки из проволоки. После работы он традиционно заходит поужинать в местное кафе, возвращается в свою очень маленькую квартирку и ложится спать. В один из таких будних вечеров Когуре выпускает в окно бабочку, а на следующий день обнаруживает дома незнакомую девушку, разговаривающую на непонятном диалекте. Чуть позже к ней присоединяется мужчина, скорее всего, ее отец. В добавок к этим двум чудикам на работе у главного героя всех мучает начальник-деспот, а по дороге Когуре каждый день грабят горе-бандиты, один из которых болен сифилисом и постоянно чешет свои причиндалы.

После просмотра Акира сообщает, что ему очень понравилась реакция зала, потому что украинцы - открытые люди. Хотя никакой реакции он не ждал, поскольку снимал фильм для себя. По словам режиссера, в основу сюжета он заложил традиционную фабулу японских сказок, где животное или птица спасенная человеком отплачивает ему сторицей. Несмотря на все попытки присутствующих найти тайный глубокий философский смысл в каждом кадре, Акира Икеда многие вещи объясняет намного проще, причем чаще всего красотой увиденного.  

Насыщенный кинодень плавно перетекает в насыщенную ночь, и вот я уже еду с приятельницами в пляжный клуб Caleton, где должен выступать Денис Иванов со своей группой Люди. Звери. Чудеса. Как сказала мне подружка – веселый синти-поп. Она была права, с той лишь поправкой, что музыка очень смахивает на Мультфильмы. Мы пьем сангрию и веселимся, потому что завтра надо пережить венценосную Зимнюю спячку.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь