Переключиться на мобильную версию

Канны, день девятый: украинский фильм Племя

Впервые за полвека украинский фильм попал в конкурсную программу в Каннах – мы посмотрели его вместе с партнером кинофестиваля Stella Artois.
Поделись

Племя, драма украинца Мирослава Слабошпицкого, участвует в программе Неделя критики, и, как один из самых ярких дебютов фестиваля в этом году, претендует на Золотую камеру.

Фильм о глухонемых подростках и их непростых отношениях демонстрируют в небольшом кинозале гостиницы Miramar, которая находится минутах в десяти прогулки резвым шагом от главной Каннской локации, Дворца Фестивалей. Племя показывают в очень напряженный для публики день – слишком много важных картин идет одновременно, и, тем не менее, улочка перед входом в Miramar забита людьми перед каждым показом украинского фильма. А всего показов было три. И даже на последний сеанс все желающие не помещаются в зал.

Реми Боном, координатор программы Неделя критики, признается, что Племя – наиболее ожидаемый фильм программы. Неудивительно: во-первых, тема жизни глухонемого сообщества интересна и слабо раскрыта. Во-вторых, фильм демонстрируется на языке жестов, без субтитров, перевода, а все роли исполняют непрофессиональные глухонемые актеры, что тоже интригует. Ну и, конечно, неправильно было бы отрицать то, что Украина в этом году в тренде – ясно, почему.

Главный герой приезжает в интернат для глухонемых детей, где тут же знакомится с местными законами – тщательно проверив вены (не колется ли), сверстники принимают его в криминальное сообщество, собственно, Племя, которое живет своей, параллельной с учебой и обычным школьным досугом жизнью. В Племени строгая иерархия – младшие продают по электричкам и поездам разные безделушки, якобы сделанные глухонемыми (кто из нас не видел этих продавцов?), девочки занимаются проституцией (парень-сутенер по ночам предлагает их водителям фур), а крепкие юноши – банальным разбоем. У главного героя все идет хорошо – пока он не влюбляется в одну из девочек, которую разрешается «любить» либо главарю группировки, либо дальнобойщикам, но уже за деньги.

Банальнейшая история взросления и освоения новичка в банде изъезжена кинематографом вдоль и поперек, тем не менее, драма Слабошпицкого оставляет на сердце глубокий шрам. Этот немой фильм так или иначе является молчаливым укором тем, кто о глухонемых и их жизни ничего не знает и знать не хочет, чье знакомство с их миром когда-то ограничилось просмотром драмы Тодоровского – всем нам, то есть. Наиболее мощно в фильме как раз то, что, отказавшись от субтитров и любого другого способа помочь нам «их» понять, режиссер стер между нами и «ними» все границы – оказывается, язык жестов более чем понятен, нам просто надо ПОПЫТАТЬСЯ его понять. Открыть глаза и увидеть жизнь, другую, сложную. Несмотря на сочную концентрацию жестких сцен, это чуть ли не самый человечный фильм из всех, что я посмотрела в Каннах в этом году. Выйдя из зала, вдыхаю полной грудью и ловлю себя на мысли, что очень хочется обнять и понять весь мир. Без слов.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь