Переключиться на мобильную версию

Приглашение на Вальц или Долой рабство! Да здравствует свобода!

Очередной блестящий тур от Тарантино и Кристофа Вальца в неовестерне Джанго освобожденный.
Поделись

В своем новом фильме Тарантино лихо разделался с болезненной для американцев рабовладельческой темой под рэп от Джона Ледженда, заставил Лео Ди Каприо впервые в жизни сыграть ублюдка и снова снимает восхитительного Кристофа Вальца в шиншилловой шубе. 

Джанго освобожденный - очередной эксперимент Тарантино по ресайклингу запылившегося жанрового вторсырья. На этот раз он снял свою версию итальянского спагетти-вестерна - популярные в Италии 1960-70-хх гг. фильмы о Диком Западе славились южной эффектностью и жертвовали реализмом в угоду визуальным радостям. История Джанго освобожденного начнется с того, что откуда ни возьмись в техасской глуши возникает франтоватый дантист с королевским именем Кинг Шульц (Кристоф Вальц). Его речи витиеваты, его манеры и лошадь крайне учтивы, а на крыше повозки красуется кокетливый муляж премоляра на пружине. Двумя молниеносными выстрелами он убирает из кадра матерых американских работорговцев и освобождает из оков полуголого ниггера Джанго (Джейми Фокс) с несгибаемостью в черных глазах и расписанной шрамами мускулистой спиной.

Будучи истовым противником рабства, удивительный немец предлагает освобожденному рабу деловое партнерство - вместе они отправляются охотиться на бандитов, за чьи головы власти объявляют награду. Когда же Джанго поведает Шульцу, что где-то на плантациях Юга в рабстве томится его жена, красавица с именем германской сказочной принцессы, необычный тандем начинает операцию спасения Брумгильды (Керри Вашингтон) из холеных рук «господина Журдена» из Миссиссиппи, плантатора-франкофила Кэлвина Кэнди (Леонардо Ди Каприо).

С тех пор, как Квентин Тарантино в своем фильме 2009 года Бесславные ублюдки в роли главного антагониста - фашиста Ханса Ланды - снял малоизвестного австрийского актера театра и ТВ Кристофа Вальца, его новых фильмов стали ждать с еще большим нетерпением, хотя, казалось бы, это уже невозможно. Тарантино и раньше славился своим талантом открывать новые горизонты подзабытым, недооцененным и просто неизвестным в крупных масштабах актерам, также как и открывать новые грани голливудского эстеблишмента, на этот раз нашел себе идеальную пару. Восхищаться игрой Вальца можно бесконечно, и, несмотря на то, что в Джанго освобожденном есть и другие впечатляющие актерские работы - главным образом, речь идет о первом в истории отрицательном герое душки и умницы Леонардо ди Каприо и колоссальном негодяе в исполнении Сэмюэля Л. Джексона - именно благороднейший охотник за головами душегубов Кристофа Вальца придает новому фильму Тарантино тот самый «вау-эффект», за который нам не стыдно называть его просто гением.

В Джанго освобожденном мы найдем любимые ингредиенты «железного сценария» Тарантино - сладчайшую месть, режиссерское камео и разговор о мужском половом достоинстве среди прочих. Из арсенала спагетти-вестернов Тарантино выбирает резкий наезд камеры, уезжающих вдаль на лошадях главных героев в финале и кровь, взлетающую фонтанами такого напора, словно сорвали пробку с забродившего шампанского. Впрочем, кровь у Тарантино - это отдельный разговор, кровавые сцены лежат в самой основе его режиссерского ДНК - никто не умеет показывать насилие так - без эстетского душка, в духе отборного кэмпа.

Джанго освобожденный, как и все фильмы Тарантино - это энциклопедия кэмпа, китча со знаком «плюс», культурного кода, замешанного утонченной вульгарности, благородной аморальности реалистичного гротеска. Насилие у Тарантино - это дьявольски точная пропорция реализма, условности и украшения. В Джанго освобожденном солирует кадр с каплями крови на цветущем хлопке - прекрасный, как японское хокку.

 

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь