Переключиться на мобильную версию

Канны 2013: главные фильмы фестиваля (ВИДЕО)

После кинофестиваля в Каннах остался приятный "осадок" в виде фильмов, которые обязательно надо посмотреть.
Поделись

Фильм Голубой – самый теплый цвет/Blue Is the Warmest Colour/La vie d’Adele рассказывает историю любви и расставания двух красивых и беспокойных девушек – 15-тилетней Адель без определенной цели в жизни и амбициозной художницы с голубыми волосами Эммы (Лея Сейду). Кешиш, который любит детали и мелочи, показывает любовь честно и откровенно: фильм наполнен сценами секса, подробными разборками, и от зрителя не ускользает ни один из симптомов ускользающих тепла и доверия. Отменное кино, намеренно затянутое и безумно красивое.

Внутри Лльюина Дэвиса/Inside Llewin Davis, как и остальные работы братишек Коэн, то смешит, то топчется по душе – это история музыканта в Нью-Йорке 60-х, который медленно и неверно пытается строить свою карьеру, упрямо игнорируя тот факт, что это совершенно никому не нужно. Человеку творческого склада характера вообще трудно бывает признать, что таких как он – сотни, тысячи, и нет в нем ничего особенного, что бы его из этих тысяч выделяло.

Выживут только любовники/Only Lovers Left Alive рассказывает историю вампиров в современном мире: они добрые и порядочные, кровь покупают в больницах, никого не убивают, ведут интеллектуальные беседы о космосе, впитали в себя многовековую мудрость мира – и даже умеют любить. Мы наблюдаем отношения вампиров Евы (Тильда Суинтон) и Адама (Том Хиддлстон), она живет в Марокко и пытается получить от жизни удовольствие, он живет в полуразрушенном Детройте и подумывает о том, чтобы свести счеты с жизнью посредством какой-то особенной пули. Они периодически созваниваются, и, почувствовав неважное настроение любовника, Ева прилетает к нему в Детройт. Вскоре к ним наведывается сестра Евы, настроенная менее гуманно по отношению к живым людям, но любовники ее выгоняют. И решают уехать из Детройта в Марокко. Вопрос – где теперь брать кровь.
В этой романтической полуночной вампирской истории определенно что-то есть. Забавно, что Джармуш нам предлагает воспринимать главных героев как тех самых, первых людей на Земле согласно Библии. Забавно и упоение Джармушом стилистикой 60-х – его герой выглядит и одевается как звезда Вудстока, и Детройт, некогда столица не только автомобилестроения, но и рок-музыки, а теперь полупустой мертвый город, выбран местом его жительства неслучайно. В фильме очень занятный саундтрек, плотный и ритмичный. В конце концов, фильм стоит отметить еще и потому, что у Джармуша получилось по-новому предподнести невозможно избитую на сегодняшний день тему  - неизвестно, откуда стартовала мода на вампиров в кино, но было совершенно нереально предположить, что про вампиров можно снять что-то нестандартное.
Тем не менее, стойкое чувство, что Джиму Джармушу как великому режиссеру – конец, никуда не девается. В фильме отсутствует сюжет, картина никуда не идет – и поэтому никуда не приходит, упоение Тильдой Суинтон чересчур навязчиво, упоминание Байронов и Дарвинов чересчур в лоб. Джима Джармуша окончательно пропитало занудство.

Фильм Александра Пэйна Небраска/Nebraska попал в основную конкурсную программу в Каннах, и занял почетное место среди ее фаворитов. Это история небогатого старика из Монтаны, которому приходит рекламное письмо о том, что он якобы выиграл миллион долларов – чтобы их забрать, надо ехать в штат Небраска, в город Линкольн. Вся семья пытается убедить старика в том, что ничего он не выиграл. Тем не менее, дабы просто развлечь наивного деда, младший сын решается поехать с ним в Небраску, по пути заезжая в его родной город. Вояж так или иначе взывает к воспоминаниям о детстве – и старика, и его сына – а также чреват приятными и не очень приятными встречами. В итоге, да, старик не получает свой миллион долларов, но домой возвращается счастливым.
Этот черно-белый роуд-муви вынуждает грустно улыбаться – практически как Джармушевские Сломленные цветы. Александр Пэйн предлагает нам любить свое прошлое и улыбаться ему, а если что-то плохое из прошлого перелезает в настоящее – просто послать его куда подальше, как сделали герои фильма.

События криминальной драмы Гийома Канэ Кровные узы/Blood Ties происходят в Бруклине 1970-х – это замечательно поддерживается и стилистически, и музыкально. Два брата, один полицейский, другой преступник, вся их жизнь – это история противостояния друг другу, и одновременно это история преданности, настоящей, мужской, которая вопреки всему на свете. Гийом Канэ собрал потрясающий актерский ансамбль – «плохого» брата играет Клайв Оуэн, «хорошего» – Билли Крадап, бывшую жену героя Оуэна – жена самого Гийома Канэ, Марион Котийяр.
Как и другие великие криминальные драмы вроде Однажды в Америке или Отступников, фильм Канэ лишний раз уравновешивает мир жестокости миром преданности и любви – как бы это смешно ни звучало, даже у самых беспощадных убийц есть души.

Сюжет нового фильма Фархади Прошлое/Le Passe прост до смешного – к француженке Мари-Анн (ее замечательно играет Беренис Бежо – мы ее помним по фильму Артист) приезжает ее иранский муж, с которым она рассталась несколько лет назад, а теперь, готовая к новым отношениям, хочет официально развестись. Разумеется, к этому этапу все действующие лица, включая детей женщины и ее нового мужчину, пришли с определенным багажом, и вопрос не может решиться просто.
Это история о том, что мы не просто не можем изменить то, что было – мы этого не хотим. Нам нужно знать, что там, в прошлом, остались бывшие мужья и жены, достижения и ошибки, планы, которым не суждено было сбыться, тщетные надежды на то, что мы станем лучше, и что в будущем все, все будет по-другому.


 

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь