Переключиться на мобильную версию

Условия лагерной действительности в Центре им. Курбаса

Блогер Лариса Венедиктова о нелегких временах Национального центра театрального искусства им. Леся Курбаса и "лагерной действительности".
Поделись


В Киеве, на улице Владимирской 23 В есть здание, где рядом со входом размещена мемориальная доска украинскому режиссеру Лесю Курбасу, расстрелянному в лесном урочище Сандармох в Карелии "В честь подготовки к празднованию 20-летия Великой Октябрьской Социалистической Революции" среди 1111 этапированных из Соловецкого Кремля. На площади 10 гектаров в 1937-38 гг. там было расстреляно и захоронено свыше 9500 человек. Всего на территории Сандармоха было обнаружено 236 расстрельных ям.
Лесь Курбас был реабилитирован в 1957 г., а несколько позже, в начале 60-х, секретарь ЦК Компартии Украины Андрей Скаба заявил: "Мы реабилитировали людей, а не их идеи".

Нереабилитированные и не подвергшиеся переосмыслению идеи, однако, склонны наказывать своих сторонников и противников так же, как и тех, кому мнится их непричастность.

Национальный центр театрального искусства им. Леся Курбаса получил помещение на Владимирской в середине 90-х, когда театральная жизнь в Киеве выглядела вполне перспективной и возможность реабилитации идей Курбаса казалась очевидной. Будучи, как часто напоминают, авторским проектом доктора искусствоведения Нелли Корниенко, Центр им. Леся Курбаса создавался на руинах аварийного здания и должен был, по задумке автора, стать Домом, а его сотрудники – Семьей. В последующие годы можно было часто слышать в его стенах словосочетание - "намоленное место". Молитва, между тем, являясь интимной не-деятельностью, вряд ли может способствовать становлению публичной институции. Семейная атмосфера,  открытость и доверчивость, царившие в стенах Центра, сыграли впоследствии с открытыми и доверчивыми злую шутку.

Пережив несколько рейдерских атак и кризисов недофинасирования, Центр Курбаса продолжал свои разработки !новейших направлений гуманитарной мысли”, гордился докторскими диссертациями своих научных кадров и изредка воплощающейся на глазах “самоорганизацией театрального процесса”. Гуманитарная мысль в форме диссертаций оказалась, впрочем, в некоторых случаях плагиатом, а самоорганизация  - чем-то, что должно было быть кем-то энтузиастически организовано. Тем не менее, привилегирование хаоса некоторое время приносило свои плоды.

Происходящее в НЦТМ прямо сейчас безумие - с непрерывно сменяющими друг друга гастролерами из провинциальных украинских театров (почему именно эти театры именно с этими спектаклями?),  установлением "порядка и трудовой дисциплины" (смахивающих временами на лагерные) - связано с назначением в ноябре 2012 г. нового директора, которая вступила с хаосом в непримиримую борьбу. Доктор искусствоведения Анна Веселовская, далеко не один год бывшая научным сотрудником Центра, была назначена на должность Министром культуры Кулиняком по рекомендации доктора искусствоведения Нелли Корниенко (с которой Министерство отказалось продлевать контракт). Одновременно Центру Курбаса было резко сокращено финансирование (зачем нам Курбас? Зачем культура? Нам бы марш "антифашистов").

Сотрудники Центра не были обрадованы довольно своеобразным решением нового директора сокращать зарплаты выборочно, к тому же, будучи недовольными стилем руководства Анны Веселовской, решились на протест в виде собрания трудового коллектива. Собрание неожиданно превратилось в самый что ни на есть театр  - долгий монотонный монолог директора про недопустимость собрания трудового коллектива без ее, директора, разрешения. "Я – директор, меня назначил Министр и я сама вам назначу собрание".  Спектакль продолжался и после  замечания юриста о легитимности мероприятия и стал затухать лишь после вмешательства представителя Министерства культуры. Сработала дисциплина.

Выступления большинства членов трудового коллектива удивляли тем, что разговаривали они почему-то не друг с другом, но неизменно обращались к министерскому начальству, которое и попросили в результате уволить Анну Веселовскую. Нелли Корниенко приносила свои извинения в связи со своей доверчивостью и недостаточно внимательным взглядом на свою подопечную (у которой была научным руководителем диссертации) и обвиняла Анну Веселовскую в плагиате с перечислением фактов такового. Собрание наглядно продемонстрировало, что назрела необходимость поиска другого способа существования Центра как публичной институции, вне дисциплинарности и вне семейственности.

Театр как сложная самоорганизующаяся система предполагает деирархизацию всех сторон процесса и самостоятельность его участников. Украинская же театральная сцена переполнена персонажами из разных жанров. Но персонажи естественно бесправны и ничего не могут изменить, и заняты лишь тем, что ищут Автора. А Автор, как известно, мертв.

P.S. Характеристика Лесю Курбасу от лагерного начальства: "…Активности к общественной жизни не проявлял, замечалась тенденция получать освобождение от работ без достаточных оснований… Производит впечатление человека, имеющего большие знания и способности… На исправительно-трудовую политику смотрит как на зажим человечества и принуждение. Недоброжелательно относится к работникам культурновоспитчасти за их указания себе в том, как нужно строить культурно-массовую работу в условиях лагерной действительности".

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь