Переключиться на мобильную версию

Денис Матвиенко vs. Виктор Пинчук: тело как улика

Поделись

О премиях и снах.

Давеча снится мне сон. Главную премию Future Generation Art Prize 2012 получает Виктор Пинчук. Вручает ее ему, пританцовывая на Fashion подиуме (чтобы «привлечь зрителя в театр»), Денис Матвиенко, удостоенный такой чести в честь своей первой годовщины на посту Главного балетмейстера Национальной Оперы Украины.

Год руководства «главным театром Украины» Матвиенко отметил концертом под названием «Общее балетное пространство» с участием «звезд СНГ»… «Ярчайшие представители русской балетной школы представили балет Класс-Концерт и дивертисмент, состоящий из номеров классической и современной хореографии”.

Юмор? Нет, не шутка и не сарказм, а тошнотворно-дремучая провинциальность, сознание не справляется с ней, как с реальностью, трансформируя в сюр-.

Сон “самостоятельно извлекает смысл”, который ему никто не сообщает, потому что “на то он и сон”, чтобы узреть нечаянные слабые признаки немного устаревщей постмодернистской иронии - там, где взрослые люди, занимающие солидные должности, всерьез называют Национальную Оперу Украины “одним из ведущих театров мира”...

Если в НацОпере – «нечаянный постмодернизм», то в ПинчукАртЦентре – балет. Дисциплинированный, красивый, отхореографированный наемными иностранными кураторами ПАЦ. Участницей балета, неотъемлемой, но невольной, и потому подлежащей строгой проверке на входе, стоит и очередь перед входом. Внутри имиджевого проекта Пинчука, задекорированного под систему современного искусства, объявилась новость, которую зовут «перформанс». Сразу несколько конкурсантов из разных стран представлены в жанре «новой перформативности». "Новое поколение перформанса" выглядит следующим образом - как художнику найти рабов и сделать их живой инсталляцией. Оживить, так сказать, мертвое тело искусства – объективируя тело другого, “используя его как краску или скульптуру”, как “необходимое расширение” художественной работы. Всегда же интереснее, когда на арене гладиатор (а не таракан, например). Наиболее подходящими для этих целей были бы таджики-мигранты, но они в Украину не едут, у них подходящего паспорта нет.

Ничего, у нас и своих “таджиков”-тел-объектов, жаждущих “причастности к искусству”, пока хватает.

Арт-менеджер ПАЦ Бйорн Гельдхоф говорит, однако, о том, что это “новая художественная стратегия” и что “все дело в ожиданиях зрителя, в его ощущении отсутствия чего-то, недостачи”. Твое место зрителя, “желающего услышать что-нибудь” (как в случае с “Акустическим радаром из картона” Амалии Пики) уже занято другим телом. От тебя, собственно, требуют принять новую/старую театрально-балетную условность. Хотят договориться с тобой о том, что твои ожидания таковы, как их себе представляют организаторы мероприятия. Новая форма директивности – зрительских ожиданий.

Невыученные уроки советского прошлого, где неспроста балет был «формой директивного фольклора», когда «красиво и пышно», а по сути «совершенно стерильно и безвредно. Никак.»

И если Танец в какой-то момент выбрал себе в качестве художественной стратегии опасный путь освобождения танцовщика от роли инструмента, визуальное искусство вдруг увлеченно вернулось к старой практике использования чужого человеческого тела в качестве объекта, теперь уже не как натуры, но как «голой жизни» ready made. Срабатывает такая практика особенно успешно в наших краях, где человек привычен к бытию объектом.

Денису Матвиенко и Виктору Пинчуку можно было бы произвести обмен павильонами. Потому что без разницы, где строить «Общее балетное пространство» в границах СНГ. И пригласи они самую крупную звезду, хоть как куратора, хоть как хореографа, все одно получим на выходе Лебединое озеро в телевизоре. Потому что, как сказал когда-то Анатолий Шекера, будучи Главным балетмейстером Театра оперы и балета - «Нашему зрителю вся эта современная дребедень не нужна» (тоже все «знал» о зрителе, его нуждах и ожиданиях)

Вот если бы зрителю вдруг надоело выступать объектом тупых (тех, которые себя не видят проблемой) манипуляций и навязываемых конвенций о его собственных ожиданиях, и попросил бы он художника оставить в покое его ожидания и заняться своими…

Некоторым из конкурсантов, впрочем, удается избежать «знания о зрителе», но о них – в следующем сне.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь