Переключиться на мобильную версию

Олег Кулик в Галерее Мироновой - титан и маньяк

В Галерее Мироновой открылась первая персональная выставка Олега Кулика – великого и могучего художника нашего времени украинских корней, не исключено, что последнего титана и маньяка от искусства.
Поделись

Показатель успеха творчества по нынешним временам — цены на аукционах и участие в биеннале. В случае с Куликом дело даже не в этом. В России (имеем в виду Москву) за каждым новым проявлениям Кулика на территории современного искусства следят все, включая тех, кто испытывает к творчеству этого художника и куратора исключительно отвращение.

Но воздействие современного искусства измеряется исключительно силой эмоций, в нас пробужденных, неважно, отторжение это и агрессия или восхищение. Но от этого Кулик еще более уважаем, а контекст, который создают его работы «здесь и сейчас» - резонансней, многогранней и глобальней.

Как сообщил мне в беседе Дмитрий Гутов, довольно влиятельный в артистических кругах российский художник и лектор, за творчеством украинских художников москвичи следят пристально и каждодневно: “Берем Браткова и Михайлова, прибавляем к ним Савадова, и получается, что великое украинское искусство имеет огромное влияние на московскую сцену. Кулика даже как-то вспоминать неудобно, он у нас и так идет как украинское, но это уже такая классика, что и говорить неудобно”.

В самом деле, неудобно. Потому что именно Олег Кулик, “русский художник украинского происхождения”, в какой-то мере повлиял на ход истории contemporary art. Что немаловажно – прямолинейних последователей у него не появилось, но после нескольких проектов ОК многие художники стали мыслить и работать иначе.

Как пишут нам в Википедии, Олег Кулик родился в украинской столице в 1961 году. В 1979 окончил тут Художественную школу, в 1980 - Киевский геологоразведочный техникум. И почему-то в списке его проектов значится всего одна выставка, проведенная в Киеве - Public Interest в 1998 году в ЦДХ. Хотя мы точно знаем, что в 1998 по инициативе Марты Кузьмы (тогдашнего директора ЦСМ Сороса) он устроил в украинской столице перформанс под названием Броненосец для вашего шоу в одном из ночных киевских клубов. Потом повторил его еще один всего лишь раз, в Тейт Модерн.

Кулик, обклеенный кусочками зеркал, - такой себе живой диско-шар -  на протяжении нескольких часов вращался вокруг своей оси, отражая происходящий вокруг танцевальный угар. Впервые в истории искусство, которое давным-давно выбралось на улицы из музеев и галерей, с помощью тела художника стало буквальным отражением онлайн ночной жизни хоть и провинциального, но мегаполиса.

В отличие от Марины Абрамович, главной для европейцев перформансистки последней трети ХХ века, арт-поступки Кулика работают намного мощней. И к черту гендер. Абрамович через физическую боль исследовала грани Я и Другого. Как и многие другие деятели культуры нашего времени (первым делом я о ключевых музыкантах и писателях). Кулик с помощью собственного тела препарирует границы сознания современного человека: выпуская из зрителя кишки, он обнажает, в итоге, до мяса наши души.

В финале проекта Опыты зооцентризма оказалось, что отношения в мире зверей гораздо гуманней человеческих. Кулик попробовал жить как собака, чтобы понять, что такое человек. Никогда не жалел своего тела чтобы показать, что современный человек (даже тот, кто сидит на диете и регулярно качает мышци в спортзале) не жалеет себя во имя чего-то. Тело всего лишь инструмент. Но остается главное. И с «главным» мы давно запутались.

И не жалел он себя не потому, что искал финала (обычно маньяки живут долго), а потому, что такова витальность в искусстве – через смерть наших привычных представлений о чем-то мы приходим к новым жизненным стратегиям. И было бы наивно думать, что Кулик – из тех энергий, которую москвичи называют “южнорусской витальностью”. Он давно вне привязок к какой-либо территории. Но очень приятно думать, что Кулик имеет отношение к Украине. И что в наше время существует возможность делать то, что искренне не дает тебе спокойно спать и регулярно подкачивать мышци.

На одной из своих лекций ОК смело сказал, что мог бы запросто стать маньяком, но на территории искусства маниакальные опыты можно проводить совершенно законным образом (тот факт, что художника уволакивали на ночь в каталажку с его акций – работало только на пользу его пиару).

«Никогда не знаешь, что такое утопия, что нет, пока не начнешь действовать». «Неоходимо как можно скорее признать животных  как равные нам существа на всех уровнях». «И только когда во всех витринах гаснет свет, в темноте животное просыпается и насилует человека изнутри». «С вами я зверь!». «Гламур – это изначально искусство покойников».

И вопреки всему, искусство Кулика – очень гуманно. Ибо вместо того, чтобы много говорить, художник действует. И в этом плане ОК остается самым адекватным человеком нашего времени, поскольку ненормальны все те, кто боится на себе проверять собственные идеи и утверждения.

Кулик - последний маньяк-убийца ханжества, который в одном из своих проектов, заявившем появление жанра «пространственная литургия», обозначил грань бытия современного человека: каждый из нас должен хотя бы несколько минут голышом предстать перед небом и осознать, что неизбежного не избежать. Но при этом нужно продолжать жить свою неизбежную жизнь и испытывать свое предназначение в мире, где все решают сиви, покровители и демпинг.

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь