Переключиться на мобильную версию

Блог: Как украинские художники самозащищаются

Поделись

В июле объявила о начале своей деятельности Инициатива самозащиты трудящихся искусства (ИСТМ)

Украинские художники, устав наблюдать за ситуацией абсолютного игнорирования государством культуры и искусства, берутся сами создавать минимально возможные условия для существования художественного процесса. Сообщество, основанное на взаипомощи и дискуссии, пробует стать одним из таких условий. Инициатива также ставит перед собой менее (и, одновременно, более) амбициозные задачи - исследования ситуации, влияния на формирование цивилизованной культурной политики, установления адекватных отношений с институциями.

Критическое и экспериментальное искусство находится в Украине за пределами сферы интересов как государственных, так и частных институций. Но, даже становясь объектом их внимания, украинский художник не может быть уверен в  оплате своего труда и качественной репрезентации художественного процесса, сталкиваясь с полным игнорированием своих интересов.  Как это случилось, например, с проектом “Коммуникация ХХI”, в котором были выставлены, среди прочего, работы художников, не выражавших своего желания принимать участия в выставке и даже не знавших об этом участии.

Одновременно и художники начинают задумываться – хотят ли они, собственно, получать гонорар?  И что это такое – гонорар?
“…гонорар – это всего лишь знак уважения к художнику? Или знак того, чтобы художник "продолжал" быть художником? Но как велики должны быть гонорары, чтобы художник "продолжал" быть художником? … Или художник не думает об этом – устал думать об этом, потому что труд художника сложно измерить? ….” (из текста Алевтины Кахидзе Труд художника)
От представителей институций, искренне удивляющихся требованию выплаты гонорара, художники слышат следующие аргументы: “Но мы же предоставляем вам возможность показать свою работу/высказать свою позицию” и - “Но вы же получаете от своей работы удовольствие”.

Примечание: Все остальные, видимо, от своей работы удовольствия не получают и возможности их не интересуют.
Так почему же художнику нужно платить? Какая от него, “получающего удовольствие”, может быть польза? Чем он, собственно говоря, занимается?
У меня есть лишь мои собственные предположения - ощущения, ни в коем случае не претендующие на ответы.

Да будет мне позволено попробовать сравнить искусство с фундаментальной наукой.
У последней похожие проблемы: опасность неправильного понимания, особенно при публичном освещении, вопросов, имеющих отношение к достаточно сложным темам,  неразбериха с определением ценности исследований, не обеспечивающих немедленную или краткосрочную выгоду, общая нерентабельность теоретических и экспериментальных изысканий. Пользуясь логикой потребления, стоило бы, наверное, отказаться от фундаментальной науки. Почему этого не делают даже не самые богатые, но более или менее умные страны? Этот вопрос - не для короткого текста вопрос.

Безумцы (как ученые, так и художественные), наблюдающие за мало кому понятными процессами, просто необходимы. Необходимы – просто. Но эта необходимость реализуется лишь при условиях, в которых безумцы не были бы вынуждены кому-либо нравиться. Интересно узнать, кто же должен обеспечивать их существование? Может быть, какие-нибудь умники, которые видят чуть дальше своего носа, смотрят чуть глубже своего удовольствия и знают, что польза не всегда выглядит полезной..?
Хотя нет, конечно же - без искусства, без науки и без культуры жизнь не исчезнет. Можно, наверное, жить и так. Но я так не хочу. А Вы?

Чуть ли не определяющую роль в этом процессе “реализации необходимости”  призвана играть журналистика, которая, однако, борется изо всех сил, чтобы в этом своем предназначении не сознаваться, даже самой себе. Журналист, по идее, должен влиять на восприятие тех, кто “принимает решения”, но пока все выглядит с точностью до наоборот. Михаил Васильевич Ломоносов в своём «Рассуждении об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии» предостерегал от слишком своевольного восприятия и высказывания незрелых мнений. Эти предостережения приумножают свою актуальность день ото дня. На журналистику тоже рассчитывать не приходится.
Самозащита художников, занявшихся от отчаяния не совсем своим делом, похоже, призвана поддерживать “свободу философии” в отсутствие “какого-нибудь умника” (кажется, на этом месте, в последних кавычках, должно бы стоять слово “институция”, но – увы - нет).


Фото Константин Стрелец, Анна Звягинцева, ТЛ.
 

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь