Переключиться на мобильную версию

Свежие пластинки перед майскими: Франция на проводе

Новые краски и прежний уровень от Бенжамена Биоле, а также хиповый винтаж от The Limiñanas.
Поделись

Benjamin Biolay ‘Palermo Hollywood’ (Riviera / Barclay)

Когда думаешь, что за пятнадцать лет (дебютный лонгплей Rose Kennedy вышел в 2001-м) изучил Бенжамена Биоле вдоль и поперек. Когда полагаешь, будто 12-15 новых Nuits Blanches,
La Superbe, Mon Amour M'a Baisé или Brandt Rhapsodie – а он обязательно напишет аналоги – уже вряд ли тебя взбудоражат. Тогда Биоле – французская поп-икона XXI века - выпускает очередной блестящий альбом.

За пиковым во всех отношениях и всепоглощающим La Superbe (2009), после которого даже заядлые скептики перестали ухмыляться при сравнениях Бенжамена с Сержем Генсбуром (не по достижениям и сути, конечно, но по музыкальной породе), последовал пусть не столь масштабный, тем не менее очень хороший Vengeance (2012). И вот был уверен: дальше случится спад. Во-первых, вокруг уроженца Лиона как-то много ветреного и проходного закрутилось: роман и разрыв с Ванессой Паради, необязательные роли в кино, прошлогодний «не номерной» диск каверов песен знаменитого шансонье Шарля Трене – безусловного гения, само собой, и Биоле отлично исполнил, просто по его меркам это так – мимоходом. Во-вторых, опять 12-15 новых Nuits Blanches,
Qu'est-ce Que Ca Peut Faire или Ton Héritage (хотя неплохо бы, ха-ха)? В том-то и дело, что не совсем. Бенжамен представил удивительную пластинку, где совместил свои фирменные приемы с тем, чего от него точно не ожидали.

Benjamin Biolay - Palermo Hollywood
0:00 / 03:16

Palermo Hollywood (имя альбома) – не сицилийский город Палермо плюс пресловутый Голливуд, а название района столицы Аргентины Буэнос-Айреса, место богемы, средоточие местных музыкантов. Оказалась, Биоле давно влюблен в Аргентину и Буэнос-Айрес, последние же пару лет он там практически жил (имеется у человека и собственная квартира, правда, в другом районе). Вернее, делил свое время между Парижем и Айресом. Вот об этом и лонгплей. Пепельная меланхолия парижского декадента с одной стороны. Тепло и гедонизм Южной Америки – с другой.

Представляете, Бенжамен здесь играет в кумбию (в одном треке диджитал-кумбию), вдыхает запах уличных аргентинских песен, в каком-то эпизоде напоминает Manu Chao. У него звучит бандонеон, духовые мариачи, характерная перкуссия, кричит экспрессивный комментатор, радуясь голу Диего Марадоны. Он обращается к поэзии Хорхе Луиса Борхеса и восторгается, что в Буэнос-Айресе позволяется курить прямо на заднем сиденье такси.    

Да, можно сказать, впервые за много лет в темах Биоле есть оптимизм и свет. Но немного. Тут не то чтобы веселье – скорее каникулярное успокоение на фоне многолетних эмоциональных пике. Томленная грусть сквозит все равно. И в смысле саунда, подачи композиции остаются в системе француза, пусть и сменили стилистический угол. 

К тому же речь лишь о части пластинки. Заправленные волнительными струнными элегантные баллады, пронизывающая «генсбуровщина», торжественно-вдохновенный минор, чувственные ноктюрны, трагичная романтика – набор любимых ходов Бенжамена запечатлен, по крайне мере, в пяти-шести песнях.  А еще есть, например, пост-панк с вокодером. Кинематографические оркестровые сюиты. Щемящие шансоны подкуриваемых одна за одной сигарет.

Нет, Биоле не убежал от себя, не сменил драматичный французский профиль на беззаботный южноамериканский дауншифтинг (лирика, кстати, по-прежнему, скорее беспокойная), но показал живость и широту своего творческого подхода, сотворил очень сочный, разносторонний, любопытный и как всегда красивый альбом, который снова станет видным камнем в его беспроигрышной дискографии.

Benjamin Biolay - Palermo Queens ft. Sofia Wilhelmi
0:00 / 04:54

BENJAMIN BIOLAY - La debandade
0:00 / 06:15

The Limiñanas ‘Malamore’ (Because)

Небольшой город на самом юге Франции Перпиньян (почти граница с Испанией) подарил Европе одну из самых стильных и эффектных галльских групп последних лет. Дуэт The Limiñanas (парень-девушка) выработал, казалось бы, ретроградную, но совершенно безотказную формулу.

Берем гаражный рок рубежа 60-70-х и так называемый йе-йе-рок-н-ролл того же примерно периода – штучку свингующего Парижа указанных лет (аналогично Лондону) с грязноватым гитарным звуком, некой взбалмошностью юной дерзкой студентки, легкой эксцентричностью, но не без влияния традиционных французских пикантности и шансонной чувственности.  Добавляем гения Сержа Генсбура, обязательно. Дальше синематографический ретро-шик – морриконовские саундтреки к спагетти-вестернам, дорожки к фильмам галльской Nouvelle Vague опять же середины прошлого века и прочее. Можно чуть-чуть серфа или инфернального кантри в духе Ли Хэзлвуда.

Микс вроде бы яркий, однако The Limiñanas сознательно переводят его в монохромный режим. Получается, что называется, «cool». Моторический фузз-поп из черно-белой картины о шикарной и одновременно вызывающей поездке Руссильон-Прованс пары вроде Генсбур-Бардо. Допускаются растрёпанные игривые нотки и, наоборот, элегантный нуар.

Новый альбом Malamore преподносит эссенцию из описанного рецепта (разве что за вычетом серфа и Хэзлвуда). Прямо боевик за боевиком. Кроме того, дает щепотку новых оттенков. Блюз-рок, восточные мотивы и даже один номер при участии Питера Хука (New Order / Joy Division). Своей фирменной бас-линией Питер превращает композицию в нечто… «если бы New Order аккомпанировали Джейн Биркин». 

Кстати, на гитаре и органе в The Limiñanas играет парень, а на барабанах… девушка. Тоже штрих. Поют оба. На двух языках. Лучше, конечно, когда на французском.

Владимир Сиваш

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь