Переключиться на мобильную версию

Свежий Aphex Twin и другие насущные альбомы

Новый диск U2 не так плох, как это принято и модно сегодня отмечать, но в текущем обзоре он уступает место более сильным релизам иных крупных артистов современности.
Поделись

Aphex Twin ‘Syro’ (Warp)

На экваторе 90-x сидели мы с товарищем на утренней похмельной кухне, я включил кассету (именно кассету, компакты еще были роскошью, а всего другого цифрового просто не существовало), на одной стороне которой значились Autechre, на другой – Aphex Twin. Через какое-то время друг воскликнул: «Как ты эту абракадабру можешь слушать!?».

Да, 18-20 лет назад музыка Ричарда Джеймса, aka Aphex Twin, воспринималась как нечто инопланетное.  Ожидать подобного эффекта в 2014-м, конечно, не приходится. Дело не в том, что электроника будто бы далеко ушла вперед (по мерилам Ричарда не очень-то и ушла, пусть IDM формально давно не в фаворе). И не в том, что тысячи скопировали его подходы (пытались, да не очень вышло). Просто за две декады Джеймс превратился в культ - даже нынешний студент, интересующийся современной музыкой, отменно знает саунд и фокусы Aphex’а Twin'а из 90-х. Как обязательная азбука.

То есть, «уши не разорвет». Ричард и сам подмахивает:  Syro – первый лонгплей с новым авторским материалом с 2001-го (релизы под другими именами/вывесками, компиляции, выброс на рынок старых секретных наборов не в счет) – довольно мягкая и слушатебельная, исходя из привычных систем Aphex’а, запись. Очень мелодичная, не резкая. Амплитуда синусоид, скачков уменьшена, дикий оскал прорывается совсем нечасто.

Поясню. Syro демонстрирует многие из фирменных ритмических, гармонических и саунд-трюков Twin'а, которые мы ценили да хоть на эпохальном Richard D. James Album, 1996 (о ранних эмбиентных монументах речь не идет). Тот самый придуманный маэстро IDM, смежный с ним weirdstep, брейк-бит и джангл со спутанными ДНК-кодами, псевдохаотичные эйсид-блипы. Причудливо галопирующие биты, пластичные басы, мириады переплетающихся синт-трелей. Будто бы расстроенные и «растянутые» созвучия. Аномальные гармонические и мелодические прогрессии (работает, цепляет, как нечто неизведанное, впервые попробованное).

Только заходят эти странности, перевертыши, крайне изобретательно, безусловно, скроенные аудио-коллажи очень складно. Слух почти нигде не напрягается. Тот же брейк-бит словно расслаблен (даже какой-то околоджазовый свинг, что ли, и намек на хип-хоп), острый джангл не обжигает, IDM не выносит мозг трудными задачами. Теплых мелодий с головой, пусть местами эксцентричных. Сам звук менее ядовитый,  с более «живым» окрасом. В качестве говорящего итогового штриха – импрессионистская фортепианная пьеса, финальный трек.

Есть в этом неуловимо притягательный момент. Своя магия и понимание времени. С месяц назад, когда объявили о новом диске, в сети стали появляться фейковые «новые альбомы Aphex’а Twin'а». Формально, технически весьма похожие на его стиль. После прослушивания одного из них, в голове вертелось: «Ну, и кому сие в 2014-м нужно?». Так вот настоящий Aphex Twin, как выяснилось и подтвердилось спустя годы,  - несколько больше, чем виртуозный продакшн. Он не лишь полезен в середине 2010-х, но и абсолютно конкурентоспособен на фоне будто бы ушедшей вперед электроники.

Leonard Cohen ‘Popular Problems’ (Columbia)

В первой же песне: «Я всегда любил медленно, и не потому, что я стар…». Действительно Леонард Коэн на протяжении всей карьеры записывал протяжные мерные сторителлинги мудрого усталого философа (каковым он, по сути, и является). Чем старше, тем еще глубже, грустнее. На прошлой пластинке Old Ideas, изданной после почти 8-летнего перерыва, Леонард уже, показалось, прощался. Переплывал свою реку жизни с многочисленными монохромными картинками памяти в последний раз. Однако неожиданно, буквально спустя два с половиной года, появляется очередной альбом  Popular Problems. Причем не столь заупокойно-пронзительный.

Конечно, медленно. Само собой, дрейфующая меланхолия и его особенная флегма, торкающая сильней иной страстной реакции. Конечно, разочарования, экзистенциальные размышления после любви, боли и пыли долгого пути. Но также и злободневные социальные комментарии, наряду с катастрофами ментальными – вполне реальные мировые.

И даже музыкально смелей. Блюзы похожи на, собственно, блюзы, а не раскачивания перед алтарем. Присутсвет нечто вроде польки. Неожиданное вкрапление арабской темы. Впрочем, основной массив – все-таки десятилетиями выпестованные приговоры барда на плоту рассеянного госпел-фолка, полуночного smoky-jazz'а разбитых вдребезги душ.  Откровения акына-баритона поверх отрешенной блюзи-американы. Где благородный профиль соседствует с салонно-эстрадным флером, не успевая при этом утратить стать и породу.

Говорят, стоящие записи артисты выпускают до тридцати. Ну, тридцати пяти. Дальше, мол, инерция.  Вряд ли это относится к Леонарду Коэну. На днях человеку исполнилось восемьдесят.

Scott Walker + Sunn O))) ‘Soused’ (4AD)

Третий диск маргинального творца, демиурга темных и высоких материй Скотта Уокера в нынешнем веке. Оба предыдущих The Drift (2006) и Bish Bosch (2012) были поставлены нами на заслуженный пьедестал как еще в печатной «Афише», так и на данном ресурсе. Там, на постаменте, как раз осталась одна ступень для нынешней пластинки Soused – она из того же теста и сопоставимого значительного калибра.

На сей раз работа выполнена совместно с известной американской экспериментальной группой Sunn O))), любителями слепить тягучий-претягучий мякиш из нойза и дум-метала. Sunn O))) хотели заманить Уокера на свой альбом еще пять лет назад, использовать голос в одной из тем. Последний тогда не смог, зато в конце прошлого года предложил парням записать полноценный лонгплей.

Собственно, авторство композиций принадлежит Скотту, это очень хорошо слышно. Sunn O))), конечно, кладут фирменные раскуроченные, распластанные по земле и к ней же прибитые риффы, получая на выходе зернистый зомбический дроун. Но подобные бэки Уокер и сам давно воспроизводил – на The Drift, и раньше (только не «очень раньше», не стоит вспоминать его карьеру елейного поп-певца из прошлой жизни в 60-х).  

К тому же сия линия - просто подпорка для мистического кокона. Свинцовый низ под дыханием потусторонних звуков,  под облачностями scary-ambient'а, индустриальными всхлипами, атональными скрипичными сипами.

Главное, что лишь Скотт, в том числе благодаря магнетизму собственного редкостного тембра,   умеет превратить заявленный неуютный ландшафт в нечто трагично-прекрасное, может из тяжелого зазеркалья переходить в чистые метафизические состояния, в жутковатом Инферно из боли получать пламя.

Владимир Сиваш

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь