Переключиться на мобильную версию

Пять альбомов последней недели лета

Смурый пост-панк, блюз, атмосферная электроника, краут-рок, а также ноктюрны ударника Radiohead – в списке очередного музобзора.
Поделись


Merchandise ‘After The End’ (4AD)

Парни из солнечной Флориды играют музыку, ДНК которой в дождливых английских городах – Манчестере, Лидсе или Шеффилде. Во время прослушивания нового лонгплея квинтета  Merchandise образы великих британских  бэндов 80-х возникают один за другим. Вот Simple Minds (только если бы те были чуть мрачней), вот Echo & The Bunnymen, вот The Smiths (но без чрезмерного жеманства Морррисси). Как по отдельности, так и вперемешку.

Реющий ночными ветрами пост-панк, вейвовская романтика с готическим отсветом. Саунд словно грозовой фронт – накрывает размахом, массивной влагой, однако в нем не тяжесть, а пьянящий свежестью воздух.  Торжественный минор уходящими в открытое пространство  гитарными раскатами, барокко-синтезаторами, синематографическими струнными, бесконечным эхо.       

С такого рода заявками легко скатиться к позам и карикатурности - у Merchandise, к счастью, все серьезно, по-настоящему, по-мужски.

Owl John ‘Owl John’ (Atlantic)

Чуть более десяти лет назад проект Frightened Rabbit шотландец Скотт Хатчисон начинал в одиночку. Вскоре затея превратилась в полноценную группу, материал стал «весомым», но оттого где-то и скучным – хорошо, только не всколыхнет ни разу (почти). Как раз привнести крови, слез, былого внутреннего порыва призван первый сольный диск Скотта, записанный под именем Owl John.

И действительно: нерв пронзает практически все композиции пластинки. Хоть зернистый гараж-блюз, хоть трепетные фолк-баллады. Пограничная эмоция  вырывается из-за каждого угла, сочится из мелодий и вокальных оборотов (специфический тембр Скотта добавляет нужного окраса).

Помимо этого запись, как для «бардовского инди-рока» (грубо говоря), интересно устроена в смысле звука и продакшна. Гитары искажены. Эффекты и студийные аудио-фокусы используются активно. По-разному стрекочет перкуссия. Плюсуя драматизма, гудит басовитая  электроника.

Одним словом, инъекцию живительного кислорода в творческий организм считать своевременной и успешной.

Dntel ‘Human Voice’ (Leaving)

Джимми Тамборелло возвращается с очередным альбомом своего альтер эго Dntel. Также он выпускается как James Figurine, а наиболее известен в качестве участника инди-поп-бэнда The Postal Service.

Седьмая пластинка Dntel называется Human Voice. И она очень хороша. Электронная текстура, биты, басы - будто эластичный пластик, мягкая вибрирующая поверхность в омывающих волнах аналоговых синтезаторов, создающих эффект «дремы под водой».  И неважно, какие стилистические оттенки при этом проявляют отдельные треки – флиртуют с дип-теком, индитроникой или даже футворком.

Philip Selway ‘Weatherhouse’ (Bella Union)

Лайт-вариант прежних Radiohead. То, что могли записывать Том Йорк и компания, если бы после OK Cоmputer вместо творческих амбиций, экспериментов, электроники и всего прочего избрали благостную светлую грусть где-нибудь в тихой безмятежной провинции, теперь сочиняет их барабанщик  Фил Селуэй.

В песнях второго сольника Фила (который, вообще, любит работать «на стороне») четко узнаются нотки полуакустических баллад Radiohead: кручина льется душеспасительным эликсиром сквозь мембраны хрупких, зыбких созвучий.  Даже манера пения Селуэя иногда походит на Йорка – болезненный потерянный ипохондрик тянет чистые возвышенные мотивы. Вот только там, где у Тома мозг работает нелинейно, включаются «шиза» и перекосы, Фил ведет свой поднебесный обоз по гладям и пасторалям.

Впрочем, не каждому быть гением, пусть без перца, без божьей искры, но песни на  Weatherhouse вполне достойные как гармонически/мелодически, так и в смысле аранжировок: оркестровки, вкрапления электроники – все выполнено умело и элегантно.     

To Rococo Rot ‘Instrument’ (City Slang)

Несколько недель назад здесь была рецензия на альбом группы Kreidler, а теперь о новом диске их соратников  по возвышению германского пост-рока (с корнями в 90-х) To Rococo Rot. Собственно, басист последних Штефан Шнайдер когда-то играл в Kreidler. 

To Rococo Rot исполняют музыку более кристальную по звуку, их фигуры геометричны, вырезаны изящно. Даже на комплексных холстах все контуры тонки и видимы. Обычно это не отменяло каменную значительность, холодный профиль, отстраненные повторяющиеся паттерны. А вот свежая пластинка Instrument – первая за четыре года – кое-что трансформирует.  Композиции меньше привязаны к строгому ритму. Модель более импровизационная, свободная. Ее ноги тоже растут из краута 70-х, но из «травяного» крыла, а не от моторики NEU!.  Гибкость, плавные линии.

Возможно, сказалось активное участие в записи легендарного Арто Линдсея, чьи вкрадчивая вокальная манера и взятые из бразильской тропикалии обороты (здесь Арто вряд ли выступает как экспериментатор, один из пионеров ноу-вейва) привнесли мягкость. Грацию. Вплоть до того, что выпускающий лейбл – знаменитый City Slang – назвал Instrument самым изысканным альбомом To Rococo Rot за всю карьеру. Так и есть.

Владимир Сиваш

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь