Переключиться на мобильную версию

Три важные пластинки середины апреля (ВИДЕО)

О текущих дисках, которые необходимо послушать – просто для информации или же удовольствия.
Поделись

Yeah Yeah Yeahs ‘Mosquito’ (Interscope)
Считаю, неверно определять четвертый лонгплей Yeah Yeah Yeahs в качестве возвращения к бурным рок-корням группы. То есть, в сравнении с предыдущим диском It's Blitz, где Ник Зиннер и компания играли чуть ли не в синти-поп (по крайней мере, синтезаторные линии имели решающее значение), Mosquito, конечно, будет роком. Но о шершавом гараже с напирающими гитарами и взвинченном пост-панке – о том, что являлось исходниками Yeah Yeah Yeahs, – тут имеет смысл говорить буквально в двух-трех песнях, не больше. 
Mosquito – это не возврат к чему бы то ни было, хотя по чуть-чуть можно взять от всех периодов-альбомов американского трио (именно по чуть-чуть). Это другое, это разнообразие, это комплекс. Вы посмотрите. За развернутым arty-post-punk-гимном (но не сжатой пружиной, как когда-то!) с мощным госпел-хором в финале Sacrilege следует медленно дрейфующий между почти эмбиентными бэками, гулким расплывчатым басом и зацикленным сэмплом с шумом нью-йоркской подземки номер Subway.  Третья песня (титульная Mosquito) дает как раз старых-добрых неистовых Yeah Yeah Yeahs, вооруженных жалящими риффами, однако следующая Under The Earth предлагает ликвидный spacy-dub-rock, в котором дабовый момент доминирует.  Дальше фрагмент электроники с кивком в сторону  It's Blitz, плотный гаражный номер в духе The Stooges и вдруг снова атмосферная, насыщенная реверберацией, даб-техниками и темным пространственным вайбом тема (да еще и с рэп-вкраплением от Кула Кита).
Вообще, упомянутая атмосферность, расширенные горизонты в звуке - на Mosquito приоритетные вещи, в противовес плотности,  рок-н-ролльной эссенции  Yeah Yeah Yeahs 10-летней давности (если мы снова о камбэке). Что еще больше подтверждают темы из второй половины альбома, где особенно выделяется вдохновенная Despair, накатывающая к финалу широким  эмоциональным фронтом, и красивейший финальный ноктюрн Wedding Song.
Декаду назад выстреливала дерзкая молодежь. Но сейчас гораздо более опытным и творчески сильным Yeah Yeah Yeahs ни к чему возвращаться в те же одежки.     


James Blake ‘Overgrown’ (Polydor)
По правде говоря, весьма условно относился к дабстепу и пост-дабстепу уже дебютный лонгплей Джеймса Блейка двухлетней давности. Бас-сцена могла принять парня на свой счет во времена совсем ранних, еще до-альбомных записей, но дальше – все меньше.  Понятно, что термины пост-дабстеп и блаб-степ (blub – плакать) возникли в немалой степени в связи с творчеством Блейка, но в случае нынешних работ Джеймса они кажутся уж совсем притянутыми за уши.
На втором диске англичанина Overgrown саб-бас, «степ» редуцированы еще сильнее, глитчи и cut-n-paste-зазубрины окончательно нивелированы – а «блаб» вышел на передний край. Сторона сингера-сонграйтера деликатных меланхоличных баллад теперь освещена лучше.  Ныне он - крунер от интимного торч-соула, трубадур душещипательного нео-R’n’B.  Действительно, если разбираться, Блейк здесь больше опирается на  R’n’B (просто даунбит, даже хоп), чем на дабстеп. И то, сие - фантомная, ускользающая опора.  
Впрочем, нельзя сказать, будто Джеймс отказался от электронного продакшна – он тоньше, деликатнее, щепетильнее.  Обычно – минмалистчнее (хотя фирменный дроун от коллаборатора  Брайана Ино в Digital Lion или ambient-gaze-текстура в бонусной  Every Day I Ran вполне внушительны).  Другое дело, что элегические куплеты, оттененные струнными и нежной капелью фоно, исполненные дрожащим голосом сентиментального ипохондрика (с чем иногда, конечно, перебор) – вот сегодняшний портрет Блейка.  Остальное – элегантные штрихи. 


      

Tomorrow’s World ‘Tomorrow’s World’ (Naïve)
Очередной проект Жана-Бенуа Дюнкеля, половинки прославленного дуэта Air, также выпускавшегося под вывеской Darkel. Здесь пару Дюнкелю составляет участница New Young Pony Club Лу Хейтер, отвечающая за вокальную составляющую (с эпизодическими вкраплениями Жана-Бенуа).
От общих характеристик своeй основной группы Дюнкелю не уйти – он и не пытается.  Но если в рамках Darkel француз  выбирал самые ясные, легкие и даже легкомысленные краски из палитры Air, то Tomorrow’s World, наоборот, больше рисует темными цветами. Нет-нет, музыка не тяжелая, все равно «воздушная», но это ночная дорога в пурпурно-синем, а не эпикурейский серф под солнцем.  Это как Moon Safari, записанный в настроении 10 000 Hz Legend. Хотя до изящности, простой гениальности первого и дурманящей силы второго Tomorrow’s World все-таки далековато.  Как и работы поздних Air, сия пластинка несколько страдает отсутствием выразительности – все красиво, идеально, гармонично выкроено, но чуть пресновато и без подводных слоев.
А так, полный комплект: аналоговый ретрофутуристический электронный поп (тут со смещением от традиционного «эйровского» спейс-попа/спейс-рока к ноктюрнал-нью-вейву, скорее),  капля семидесятнической  психоделии, синематографический нуар,  пульсирующие полуночные саундскейпы и дрим-трипы. Теплый бас, космик-эффекты, минорные пиано-аккорды, орган Moog.  За руль - и в романтичный сумрак.

Владимир Сиваш
 

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь