Переключиться на мобильную версию

Рецензия на новый альбом Дэвида Боуи (ВИДЕО)

Легендарный музыкант Дэвид Боуи возвращается декаду спустя.
Поделись


David Bowie ‘The Next Day’ (Iso/Columbia)

Меньше всего хочется участвовать во всеобщем захлебывающемся скандировании «браво» по поводу нового вышедшего после 10-летнего перерыва альбома Дэвида Боуи.  Случается, попахивает чем-то вроде «модно любить Боуи».  Не хочется, а придется.  Пытался отнестись к записи холодно и отстраненно, но с каждым прослушиванием и днем она только набирала очки в личном рейтинге.

Вообще-то, мощь пластинки  – вдохновение, эмоциональность, ударная музыкальная форма – ощущается почти сразу. Даже при завышенных ожиданиях или, наоборот, скепсисе по поводу адекватного камбэка. Но The Next Day из тех дисков, что хоть и захватывают первым натиском, раскрываются и раскрываются дальше, через время складываются в Большой Альбом. Который при довольно продолжительном хронометраже слушается на одном дыхании, не выкинуть ни песни – более того, именно в общей связке эти 14 композиций и весят по-настоящему много. Ведь первые два сингла, опубликованные чуть ранее, согласитесь, не предвещали грандиозного: ну, хорошая интроспективная баллада, ну, добротный прямолинейный боевик, где клип интригует больше музыки.  Сии же песни в контексте альбома заиграли совсем по-другому. 

The Next Day – диск, на первый взгляд, несложный (музыкально), вряд ли инновативный. Не головоломный. Крепкий уверенный цельный рок-альбом из полутора десятка размашистых гимнов и плотных гитарных джемов, что в легкую, в охотку записывает артист на собственном творческом пике. По крайней мере, такое ощущение. Удивительное ощущение при осознании того факта, что человеку 66, и все свои титанические лонгплеи он вроде как уже давно представил.

Рок-альбом, да. Великий хамелеон, исследовавший разные звуковые территории, при поддержке своего давнишнего соратника, продюсера Тони Висконти, дает рока. Дает аллюзии на классического Боуи 70-х от Зигги Стардаста и Aladdin Sane до берлинского Heroes. Хлесткие почти танцющие и летящие гитарные стомперы,  бойкие глэм-зарубы, заразительное и эффективное в своей лобовой атаке буги. При этом никакого нафталина, звук свежий (в том числе, в значении – освежающий) и, главное, открытый.  Развернутый широким фронтом. То есть, смысл - стопроцентная триумфальная идентификация артиста, а не пережёвывание своих клише.

И это лишь часть альбома. Все-таки Боуи не может, не умеет (по-хорошему) сделать откровенно прямой, пусть и капитальный материал. Здесь имеются любопытные структурно темы, интересный саунд и ходы. От спотыкающегося дарк-кабаре-блюза до почти арт-роковой разработки, от нервической полиритмии (чуть ли не сыгранный в органике Earthling) до вейвовских напряженных органов,  от дерганых саксофонных линий до женского хора и струнных аранжировок.  Само собой, пара-тройка размеренных ноктюрнов, где Дэвид погружается в меланхолию, размышления о собственном месте, смерти (хотя весь диск лирически весьма разнообразен, тексты традиционно неоднозначны – он может петь о средневековом тиране, а иметь в виду себя звезду на горе, обращаться к истории, но говорить о текущих вещах). 

Работает, как сказано выше, все вместе. Дополняет друг друга. Не дает и малого повода для сомнений.
Решительно результативное явление артиста в новом времени. Дэвида. Боуи. Колосса. Если даже холодно и отстраненно.



Владимир Сиваш

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь