Переключиться на мобильную версию

Скандинавские диско-звезды стреляют одновременно

Пара важнейших норвежских электронных артистов современности реализовала свои свежие пластинки почти синхронно.
Поделись

Prins Thomas’ II’ (Full Pupp)
Все возвращается на круги своя. Столп «нового скандинавского диско» последней декады, главнейший друг/коллаборатор/соратник  Ханса-Петера Линдстрема и далее по обширному списку регалий - житель Осло Томас Хермансен (он же Prins Thomas) - года 3-4 назад, что называется, объелся фирменным спейс-диско и стал активно ходить на сопредельные территории. По крайней мере, такое впечатление возникало по поводу его совместного с Линдстремом второго лонгплея (2009) и первой официальной сольной большой пластинки (2010). То есть, к моменту выхода данных записей Томас выпустил тонны патентованного пространственного фьорд-диско, и его долгожданный премьерный альбом, отдаваясь, само собой, диско-пунктиром,  больше клонился к немецким крауту и kosmische musik, более того – давал много живого звука. Примерно то же они сделали с Хансом-Петером годом ранее – там, вообще, проступал психоделический фолк, органическая размазанная балеарика. Но все возвращается на круги своя. А потом развивается в другую сторону.
Новый сольный LP Томаса, во-первых, вполне определенно снова внедряет в ткань композиций четкий ритмический скелет, концентрированность, битовую остроту. Мазни минимум. Опять крутит километры галлюциногенного cosmic-disco и new-age boogie методами акцентированной электроники, без ощутимой земной ботаники. Большинство композиций, развертываясь парсеками спиралей, держатся весьма жесткого остова.
Сам Хермансен подтверждает: мол, мыслил для себя эту запись как «техно-альбом», в смысле твердости, строгости, чтоб ди-джеи могли играть. Кстати, и чисто стилистически, такая тема как, например, Sot Klot оперирует почти техновыми барабанами и эйсид-блипами, а Bobletekno – немного напоминает крафтверковское электро (в частности Trans Europe Express).  
Но не волнуйтесь, если в целом, то норвежец не стал играть техно или электро, не стал также рьяно развивать линию фолк-балеарики, прога и краута (лишь моменты-эпизоды) – держите того самого Томаса, который, как в середине 00-х, организовывает психоделические диско-трипы в астральные глубины.  

Lindstrom ‘Smalhans’ (Smalltown Supersound)
Мало того, что коллега-товарищ Хермансена, другой титан межпланетного ню-диско, наверное, даже более звездный Ханс-Петер Линдстрем издал свежий собственный диск в течение, по сути, той же самой недели, но и реализовал практически идентичный с Томасом ход мыслей, похожую идею. Снова-таки – возврат к классическому личному саунду и танцполу после внушительного набора «других» работ. 
Многие опыты  - slo-mo, моторический краут, «сны Клауса Шульце», поп-соул-диско и прочее – проводимые как на соло-пластинках, так и на массе коллективных работ (преимущественно с тем же Томасом, а также певицей Christabelle), на время приостановлены.  Собственно, апофеозом экспериментов стал блестящий, выдающийся альбом января текущего года Six Cups Of Rebel – тяжеловесная, монструозная спейс-рок-опера с вязким фанком, закипающим буги-диско и клокочущим трайблом. Новый Smalhans – его противоположность по подходу, и откат к изящному звуку и «прямому» вектору.
Инструментальное упоительно романтичное, можно даже сказать «просветленное» космическое диско с упругим битом, эластичным басом, мечтательными мелодиями, завораживающими ситезаторными арпеджио, всего лишь мягоньким, ненавязчивым гипнотическим действием и гораздо более доступной поп-парадигмой, чем у Хермансена.  Диско-иллюзион с ретрфутуристическими кадрами и кристальным отблеском в зеркалах.
Микшировал диск, кстати, шутник Тодд Терье, а вывески всех композиций – это название блюд традиционной норвежской кухни. Легкий подход – он во всем здесь.

Владимир Сиваш
 

Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь